ВЛИЯНИЕ РАЙТА

ВЛИЯНИЕ РАЙТАКогда подъезжаешь к музею на машине, сразу бросается в глаза впечатляющий стеклянный вход со стороны Поршеплац — футуристическое архитектурное сооружение, словно парящее в воздухе. Это ощущение легкости отражается и в постройке, и в создании гоночных моделей Porsche. Как только такое большое здание может казаться парящим, словно на него не действует закон земного притяжения? Впрочем, оставим решать этот вопрос архитектурным критикам. По мнению независимого технического архитектора Хосе Антонио Гарсии, на проектировку музея, по всей видимости, повлияли рациональные идеи Вальтера Гропиуса и Миса ван дер Роэ. Американский журналист Фил Пэттон в своей статье для The New York Times вспоминает также проект Фрэнка Ллойда Райта 1924 года для Gordon Strong Automobile Objective в городе Фредерике (штат Мэриленд). Изначально здание не задумывалось как музейная площадка, но предназначалось для автомобилей и потому обрело форму древней пирамидальной башни. Ее возведение должно было символизировать страсть Райта к автомобилям, однако проект так и не был реализован. Тем не менее спроектированный тем же Райтом нью-йоркский Музей Гуггенхайма созвучен с тематикой ступенчатой башни и символизирует восхождение мысли по спирали. В аналитических исследованиях о Музее Гуггенхайма говорится как об эксперименте, оказавшем огромное влияние на архитекторов современных музеев в плане использования внутреннего пространства. Так, например, в дизайне музея Mercedes-Benz Classic, также расположенного в Штутгарте, тоже чувствуется тема спирали, словам Санчеза Гарсии, здание музея Porsche — сооружение неправильной геометрической формы с частым использованием больших, подвешенных в воздухе объемов -иногда может напоминать абстрактную скульптуру, а порой — фигуры несуществующих объемов, присутствующие на картинах Хосе Марии Итуральде. Музей Porsche — безусловно, не пустая ракушка, однако доминирующие острые углы внешних стен совсем не напоминают обтекаемые формы типичной машины бренда, такой, например, как ранняя модель 256 или бессмертная 911-я.

Поднимаясь на верхний уровень по 30-метровому эскалатору, можно совершить увлекательнейшее путешествие во времени и стать свидетелем технических достижений за всю более чем столетнюю историю марки. В фильмах сновидения часто показываются в белом цвете. Здесь, в музее, каждый может ощутить себя словно во сне в окружении лучших проявлений мировой автомобильной мысли. В белоснежных интерьерах машины кажутся и настоящими, и в то же время нереальными. В отличие от других автомузеев, тут нет барьеров или каких-либо заграждений вокруг экспонатов. Даже к самым ценным из них можно приблизиться и рассмотреть абсолютно со всех сторон.
В музее выставлено 80 машин и большое количество сопутствующих предметов. Все находятся в отличном техническом состоянии и и любой момент готовы отправиться на различные мероприятия в любой точке мира. Музейная коллекция не исчерпывается выставленными образцами, так что экспозиция меняется постоянно. Каждый раз посетители, повторно пришедшие в музей, обнаруживают что-то новое в этом «космическом корабле».
Пешеходная прогулка начинается с огромной широкой спирали. Плавно двигаясь от одного тематического сектора к другому, посетители проходят по хронологической дорожке вдоль периферийной стены, мимо машин-словно драгоценных бусин, нанизанных на нитку. Экспозиционную концепцию разработал дизайнер X. Г. Мерц совместно с Готфридом Корфом, отдавая дань легкости, скорости и мощи марки Porsche.
Зона Targa Florio посвящена теме легкости (как в смысле веса авто, так и с точки зрения его вождения), а экспонаты «группы Ле-Ман» олицетворяют силу. Отдел, посвященный 917-й модели, включает шесть автомобилей и, без сомнения, является самой дорогой подборкой гоночных авто, собранных в одном месте.
Как это часто бывает в музеях, автомобилями сектора Targa Florio можно полюбоваться двумя способами: рассматривая каждую отдельно на нижнем этаже или обозревая всю группу с верхнего. Во втором случае машины выглядят словно на идеальном старте. Живо представляешь себе легчайшую Porsche, взрывающую воздух на узких деревенских дорогах Сицилии. Простой, сделанный из пластика кузов 908-й, подвешенный на стальных тросах и весящий всего 130 кг, только подтверждает идею о том, что вес -враг скорости. В некоторых частях модели 1968 года пластик столь тонок, что кажется, будто сквозь него проходит свет.
В секторе, посвященном «24 часам Ле-Мана», аэродинамический дизайн спорткаров является важнейшим фактором, ибо как выигрыш, так и проигрыш в гонке может решиться на длинной прямой Ligne Droite des Hunaudieres (на английский манер этот участок называется Mulsanne Straight). Максимальную скорость могут развить только машины, чей дизайн разработан с учетом сложных воздушных потоков. Под давлением аэродинамики и земного притяжения 956-я модель Porsche могла бы проехать и по потолку на скорости 321,4 км/ч, как это впечатляюще показано в ле-мановском секторе. Шум моторов мощностью более чем 600 л. с. при полном открытии дросселя просто оглушает. В рамках мультимедийной презентации гости музея могут послушать рев двигателей и попытаться определить наиболее характерные «нотки» цилиндров дорожных или гоночных моторов. Очень часто дорожные машины Porsche превращались в настоящие гоночные болиды, которые при незначительных модификациях выигрывали самые престижные соревнования. Изначально выпущенная с простым 2-литровым двигателем модель 911, пришедшая на смену старой 356-й 1964 года, считается одним из наиболее скоростных автомобилей XX века. В музее можно полюбоваться прототипом 911-й, ранними ее версиями и более поздними, усовершенствованными: от машины с двигателем в 130 л. с. вплоть до 3,6-литрового расширенного блока (последнего Porsche с воздушным охлаждением), а также турбо- и специальными версиями.
 

Добавить комментарий