«Прихвотило» поршенек

"Прихвотило" поршенек

Давненько мы не интересовались, о чем беседуют «гиганты автомобильной мысли» в курилке нашего клуба. Курение, конечно, порок, и афишировать пристрастие к нему коллег-автомобилистов —не в духе времени. Но что делать: именно в табачном дыму нередко витают частицы драгоценного опыта. На этот раз корифеи обсуждали с новичками «дела тормозные», а толчок разговору дал вопрос философского свойства: насколько применим передовой зарубежный опыт к российским условиям)

—Я думаю, к нему надо подходить… —начал один из авторов дискуссионного Клуба, поднося к сигарете зажигалку. И пока он прикуривал, кто-то не без иронии подхватил: —…Взвешенно!

—Совершенно верно,—не реагируя на подначку, кивнул корифей.—Вот понятный пример. Как устроены передние тормоза «жигулей», надеюсь, помните: в пазы чугунного суппорта на «ласточкином хвосте» вставлены алюминиевые цилиндры. Остроумно, технологично —казалось бы, вопросов нет. По крайней мере, они не возникают в солнечной Италии или в других странах, где на дорогах чисто, век машины покороче, чем в России, а следят за ней много лучше. Да и у нас, покуда машин этих делали мало, пробеги у них были небольшие…

—«Не пробуждай воспоминаний»,—снова перебил иронический голос.—Ближе к делу!

—До поры до времени и мы считали: тормоза у «жигулей» что надо,—невозмутимо продолжал первый.—Зато теперь хозяева машин, которые ездили круглый год, прошли с ними огонь, воду и медные трубы, нередко жалуются —не растормаживает цилиндр, а то и два. Знаете: выдвинулся поршенек, прижал колодку к диску, а обратно идти не хочет. И пошло-поехало: тормозит машина хуже, едет медленнее, бензина ест больше. А про чугун и алюминий неспроста вспомнил: в присутствии воды, а тем паче солевых растворов, которыми зимой щедро покрыты городские улицы, эти два металла взаимодействуют как гальваническая пара. По пазам «ласточкина хвоста» расползается коррозия —и алюминий, окисляясь, как бы разбухает, его окислы забивают тесный зазор и в конце концов деформируют, сжимают цилиндр.

—Настолько, что поршень прихватывает? —усомнился ироничный оппонент (теперь в его голосе звучало скорее недоверие).

—Смею тебя уверить,—подтвердил автор гипотезы.—А посему считаю, что зарубежный опыт оказался здесь не совсем кстати. Но меня-то волновало другое: если цилиндр деформировался в процессе эксплуатации, нет ли простого способа восстановить его геометрию?

—К примеру, купить новый! —невинно подсказал тот, кто явно не хотел слезать с иронического «конька».

—Хороший совет, коллега. Особенно для той поры, когда цилиндр стоил семь с полтиной. А теперь, если надо выложить

за нехитрую деталь несколько «штук», да еще корячиться, пока ее заменишь? Прикинул я —и заказал мужикам из пятого цеха нехитрый инструмент. Попробовал при первом «удобном» случае —оказалось, не ошибся! Народ в гаражах (ты знаешь, кооператив у нас большой) прознал —отбоя от «клиентов» не стало. А дела-то максимум на двадцать минут.

—И при такой квалификации ты еще здесь! —не унимался хохмач.

—Сам удивляюсь,—впервые улыбнувшись, буркнул рассказчик.—Инструмент я, правда, передал одному толковому слесарю. Малый с головой, а главное, добросовестный, так что за жизнь его клиентов не опасаюсь.

—Скажите, а как распознать этот дефект —нерастормажиеание? —деликатно поинтересовался новичок.—Ведь судя по вашим словам, он не такой уж редкий.

—Скорее распространенный, особенно на тех машинах, которые хозяева нахлестывают круглый год. Нам-то эта привычка теперь не по карману, но симптомы дефекта знать не мешает, опыт за плечами не носить.

Один из верных признаков нерастормаживания —необъяснимо возрастает расход топлива. Пояснять тут нечего: двигатель преодолевает сопротивление подторможенного колеса (а то и двух, если неисправны два цилиндра). Разумеется, машина меньше пробегает накатом, хуже тормозится. Словом, все «не так». Засомневались —провернуть попробуйте колесо руками. Не вращается —тут и поймете.

Вообще интересуйтесь передними тормозами почаще. Скажем, снимаете спущенное колесо —заодно проверьте на всякий случай, нормально ли отходят колодки, не зафиксировалась ли одна из них. Если вовремя не спохватиться, большие неприятности наживете.

—В самом деле? —обеспокоился новичок.

—Ей-Богу, пережогом бензина не отделаетесь. Судите сами: колодка давит на диск с одной стороны —он быстрее изнашивается, деформируется. Подшипник ступицы, чаще всего внешний, оказывается перегружен из-за одностороннего приложения нагрузки и быстрее выходит из строя. Нередко дефектный суппорт тянет за собой замену подшипника.

—Все-таки не верится: поскреб чем-то в цилиндре —и вперед,—усомнился шутник уже без привычной иронии.

—Обижаешь,—возразил «изобретатель», но не обиженный, а, скорее, польщенный вниманием.—Во-первых, не поскреб, а развернул —мы с тобой как-никак люди образованные. Во-вторых, убедился, что поршень свободно (это важно!) перемещается в цилиндре. Стало быть, нет заусенцев, других механических повреждений. Нормально, если он (без кольцевой манжеты) опускается туда под собственным весом. Поверь, здесь есть нюансы! Ведь что заставляет поршень вернуться, когда сняли давление?

—Упругость манжеты, полагаю,—ответил шутник, давая понять, что говорит о вещах очевидных.—Помнится, в книгах ее называют уплотнительным кольцом.

—С начитанным человеком и поговорить приятно! —на этот раз слегка съехидничал «корифей».—А ведь встречались мне гиганты мысли: доказывали, что тормозной цилиндр и поршень —чуть ли не прецизионная пара. Даже о какой-то подгонке деталей толковали… Когда это на словах, полбеды, но видел

и цилиндры (новые!), в которых, увы, обратного хода поршню не было: тесно! Не фирменные, конечно,—не иначе, такие вот горе-прецизионщики сляпали. Помилуйте, тормозной цилиндр —обычный гидравлический, где полости разделены упругим резиновым кольцом. Оно-то и избавляет нас от прецизионности и связанных с ней сложностей.

Так что новое —не обязательно лучшее. Это, кстати, касается и колец, и уплотнительных манжет, что закрывают вход в цилиндр.

—Коли так много зависит от этих резинок, видно, тоже не всякие подойдут? —осторожно вставил третий участник разговора.

—Делаете успехи,—ободрил мэтр.—Кольцо (манжета, если угодно) должно быть эластичным —в этом залог нормальной работы узла. Конечно, без опыта халтуру отличить трудновато. Но если случится самому перебирать цилиндр, ищите упругие кольца и избегайте жестких. А пыльники (наружные манжеты) также должны быть упругими, но при этом плотно охватывать проточку на цилиндре.

—Коль уж ты изучал проблему, может знаешь, какой цилиндр чаще выходит из строя? —на сей раз в голосе шутника прозвучало уважение.

—По моим наблюдениям, внутренний, более удаленный от колеса. Думаю, тут все ясно: наружный хорошо прикрыт диском колеса от воздействия, скажем научно, окружающей среды. А внутренний —ничем не защищен, оттого и заклинивает в нем чаще. Кстати, схватывает намертво: бывает, сдвинутый с места поршень выходит вместе с «приварившимися» кусочками алюминия (та же пара, тот же гальванический процесс!). А сдвинуть его, пока суппорт на машине, порой стоит титанических усилий: водитель давит на педаль так, что спинка сиденья трещит!

—А что, дефект этот чисто «жигулевский»? —деликатно поинтересовался новичок.

—В сущности, да,—подтвердил спец по нерастормаживанию.—На «москвичах-2140», «четыреста двенадцатых» и «Комби» из Ижевска цилиндры расточены прямо в чугунном суппорте (скобе), так что нет коррозионной деформации, которую я считаю причиной номер один для этого дефекта. Там, правда, свои проблемы. Тормоза, парни,—это сюжет для мексиканского сериала, над ними можно плакать без конца: главный цилиндр, усилитель, регулятор давления… Но и кое-что сделать, чтобы работали как следует, тоже удается.

Добавить комментарий