Сила льда

Сила льда

Началось все серьезно. Помимо обязательных росписей под предупреждением, что едем на свой страх и риск, люди из Porsche собрали с участников данные банковских карт: мол, все поломки на трассе —за ваш счет. Поэтому когда утром первого дня рация прокричала: «Эй, ты уволок мой любимый конус, с тебя 100 евро!» —я не сразу воспринял это как шутку.

Но наш инструктор, датчанин Ян Кал — мар, оказался душкой. Он куражился, он артистично заливался в рацию, кидался снегом в показной ярости… И своим весельем создал прекрасную атмосферу. Позже выяснилось, что за плечами у парня картинг, гонки на Катерхэмах и кольцевые марафоны: «Самый кайф —это командный дух». Сегодня Ян —совладелец команды Jetalliance Racing, представляющей фирму Lotus в серии GT2, а с Porsche он сотрудничает в свое удовольствие: нынешней зимой мы были у него шестой по счету группой!

От отеля в сонном финском городке Ивало до озера Папасярви —около 50 км. В невзрачном ангаре —три десятка Porsche всех мастей и компоновок! Заднеприводная Carrera S, полноприводная Carrera 4S, среднемоторный Boxster Spyder… Мы с Вадимом Гагариным, журналистом сайта auto.mail.ru, садимся в 911 Turbo: стало быть, полный привод. Все машины стандартные, с «роботами» PDK, а из доработок —только шины Nokian Hakkapeliitta 7, специально для школы утыканные 120 четырехмиллиметровыми шипами каждая.

Пять минут езды на холостых оборотах —и перед нами искрящееся белоснежное великолепие, по площади превосходящее Дмитровский полигон со всеми его спецдорогами: 780 гектаров снега и льда! Озеро, на котором школа базируется с 2009 года, Porsche арендует у финского правительства. «Бывало, сюда заезжала побеситься местная молодежь, —рассказывают немцы, —но мы быстро объяснили им, кто хозяин». На льду иногда даже дежурит полиция, ибо охранять есть что —десяток трасс разной длины и конфигурации, вмороженные в лед вешки, дорожные указатели.

Из разговоров, предваряющих езду, —только основы техники безопасности и краткий обзор тренировочных машин. О технике руления и правильной посадке ни слова —предполагается, что участники курса Ice Force освоили «базу» на начальных тренингах Саmр4 и Camp4S. Но первые упражнения все-таки базовые —«змейка», «круг», «восьмерка». Система стабилизации всегда отключена: «Это же курс мастеров!»

Вадим, который за эту зиму успел пройти карельские курсы Audi quattro и вместе с нашим Никитой Гудковым погоняться на Маздах в Швеции, схватывает все на лету и уверенно накручивает «змейку» с первого прохождения. А я чувствую себя котом, который хочет пить и, стоя на краю раковины, тянет лапу к струйке воды, одновременно боясь свалиться и намочить шерстку: скольжу урывками, раз за разом недотягивая до следующей дуги. А в рацию несется: «Газ, газ, газ, газ!» Газую и понимаю, что газ, точнее —изменение тяги для 911 Turbo на льду важнее поворота руля. Потому что если этого изменения нет, то Porsche не спешит менять траекторию —и едет прямо в сугроб. «Эй, твоя машина проголодалась, она ест снег!» —издевается по рации Ян. Вот зараза!

Поначалу было трудно отделаться от переднеприводной привычки и «разъединить» нажатие на акселератор с поворотом руля —я перебарщивал с газом, из-за чего на выходе из виража получался не столько разгон, сколько увертывание от надвигающегося сугроба. Но полный привод вытягивает!

Пересаживаемся в атмосферное купе 911 Carrera 4S. Принципиально все то же самое, но «тяговые» реакции машины явно мягче. Газом разворачиваю автомобиль внутрь виража, «облизываю» сугроб передним бампером и, коротко топнув по тормозу, перехожу на обратную дугу. Руки — ноги работают быстрее, чем голова! Инструктор объясняет: «Чем круче водитель, тем больший угол заноса при меньшем повороте руля он способен поддерживать». Я крут?

Тщеславие испарилось, когда пришлось проскользить круг в заносе на заднеприводной Каррере S. Эй, шипы, где ваши четыре миллиметра? Чуть трону газ —сразу разворот. Эту машину одним только рулем или газом уже не поймаешь —нужна синхронизация. А главное —с акселератором общаться только на вы! Кое-как «успокоить» правую ногу мне удалось, поставив на напольную педаль всю стопу целиком, от носка до пятки. Верно говорили нам утром: «Less is тоге», —аналог ленинского «Лучше меньше, да лучше».

После «заносного» круга «змейку» на заднеприводном купе Carrera S проходишь гораздо увереннее, а на полноприводном 4S уже наглеешь. Но главным откровением дня стал Boxster Spyder. Поездив на Каймане справа от Вальтера Рерля, я считал средне — моторный Porsche коварным, опасно вертким. И он действительно готов мигом встать поперек дороги! Но штука в том, что и стабилизируется Boxster моментально —в пределах одной дуги его можно трижды «потерять» и трижды «отловить». Феноменальная послушность!

В итогах первого дня —несколько разворотов, ни одного вылета и разгорающийся аппетит. На обратном пути в отель я задремал в автобусе, представил, как тот уплывает в занос, стал мысленно корректировать его рулем и газом —и уснул окончательно.

Второй день начался с неожиданностей: на брифинге в отеле нам показали забавные видеоролики об отношениях пилотов со штурманами в ралли и объяснили основы составления стенограммы. К чему это? А к тому, что вечером нас ждал спецучасток под диктовку напарника! Второй сюрприз случился перед самым выездом на трассу, где нарисовались местные полицейские и методично «продули» всех без исключения пилотов со штурманами. Не попался никто.

На этот раз никаких «змеек»» —ездим по извилистым трассам, которые меняем вместе с машинами. Удивляюсь, как с первых кругов получается собрать все то, что до этого давалось лишь фрагментами. Ушел страх, пришел кайф. Но теперь наша цель —не дрифт, а скорость. «Не маши рулем, чисти траекторию», —требует Ян. Конечно, мы с Вадимом тут же зарубились: освоили штатный секундомер Sport Chrono —и давай гонять на время. Официально, кстати, эти курсы не приветствуют гонки —они, мол, в случае чего не покрываются страховкой. Но «Газ, газ, газ!» в рации сменился на «Пуш, пуш, пуш!», что в принципе одно и то же.

—Две ноль пять? Плохо. Я очень расстроен! —Комментируя наши результаты после каждого круга, Ян заводил нас все дальше и дальше.

Но теперь он буквально нянчил каждого, кто хотел стать быстрее. Ян подлетал к автомобилю, плюхался перед водительской дверью на колени и, оперевшись на нее локтями, разжевывал нам нюансы: «Чтобы не разбудить PSM, не давай АБС сработать сразу на двух передних колесах, от одного она не проснется». А чтобы убедиться, что все не зря, он пристраивался на трассе в хвост и корректировал ошибки в прямом эфире.

Я не ожидал, что так быстро можно поехать так быстро!

Если вчера я постоянно ждал от заднеприводной Карреры подвоха, то сегодня мне будто помогает кто-то свыше. Кстати, по искренности обратной связи Carrera S понравилась больше полноприводных версий: там с толку сбивает усилие, которое возникает на баранке при возвращении в «ноль»», а тут руль чистейший. Причем в случае заноса он сам поворачивается на нужный угол, его остается лишь сопроводить!

Теперь время писать стенограмму для ночного спецучастка.

—Это не «стенка», а обозначение какого-то кабеля! —хохотал Гагарин над моими записями.

И правда; «ЛСб в ПСб ЛСм в ПСд». Ну не смех ли? Утром нас учили на примерах Дидье.Ориоля и Петтера Сольберга: едва заметный поворот —это «шестерка», самый крутой —«единичка». Но когда опыта езды со штурманом —ноль, а из книг Цыганкова помнится, что «шесть» —это круто, выход один: писать, как понятно самому. Мой «ПСд» —это правый средний длинный, благо дистанция невелика и такой градации хватает.

А зачем вообще стенограмма на короткой трассе, которую можно выучить наизусть? Поначалу мы тоже сомневались, но когда в темноте отыграли у своих «светлых» результатов по паре секунд, призадумались.

За ужином я пытался выведать у Яна какие-нибудь «чисто поршевские» спецприемы. Но он отрезал: их нет. Законы одни, говорит, весь вопрос в том, как ими пользоваться: «Вот вы, журналисты, часто пишите о том, что машина слишком тяжелая. Так используйте массу во благо управляемости!» Ян раздвинул тарелки с бокалами и стартовал по салфетке телефоном: «Это одно из самых важных упражнений на владение автомобилем —торможение боковым скольжением, как это делают горнолыжники. Все остальное —подготовка к нему».

Третий день был самым важным: после разминки на ледяном овале нас ждала Carrera S, «обутая» уже не в «учебные», а в настоящие гоночные шины BF Goodrich: по 300 шипов длиной 6 —7 мм! Разгон —почти как по асфальту, скорость около 150 км/ч, торможение в АБС, руль вправо, влево… «Газ, газ, газ!» —подзуживает Ян. В эффектном скольжении мы прописываем левую дугу —и выстреливаем на прямую. Ай да шины! Чтобы я не отвлекался, передачи Ян переключает сам: попадает, к слову, идеально. А я увлекся —затянул с очередным торможением —и… Никогда еще сугроб не летел на меня так быстро! Твержу себе: я горнолыжник, я горнолыжник —скольжу левым боком, правым боком. Снежный фейерверк все-таки устроил, но приложился к сугробу мягко, едва-едва, будто так и задумывал, —и как ни в чем не бывало помчал дальше. Чума!

Езда на «боевом» шипе —элемент зимней топ — программы Ice Force S, которая предполагает больше спорта и заезды на стабильность времени круга. После нее можно смело отправляться за гоночной лицензией. Но это следующий шаг, перед которым нужно переварить предыдущий.

За три дня курса Ice Force каждый экипаж накрутил по льду около 600 км, причем расстояния, пройденные в качестве пассажира, я тоже записываю в актив. Ян уверен: в паре люди всегда учатся друг у друга, и наш с Вадимом опыт это подтверждает. До сих пор курсы вождения были для меня чем-то вроде оглавления книги —тебе многое анонсируют, но вчитаться ты не успеваешь. А в школе Porsche я нашуршался страницами вволю, причем это был сборник интереснейших рассказов.

Перечитать бы его! В следующем году.

Добавить комментарий