Горим!

Горим!

Наш журнал в прошлом номере познакомил читателей с положением дел на «Ижмаше» и ходом освоения новой модели ИЖ-2126. В начале апреля состоялась встреча руководства «Ижмаша» с премьер-министром России В. Черномырдиным. Речь шла о кредитной поддержке госзавода для пополнения оборотных средств и сдерживания дальнейшего спада производства. Как известно, за 1992 год Ижевский автомобильный изготовил лишь 114 080 машин —почти в полтора раза меньше своих возможностей. Материалы, комплектующие изделия стали острейшим дефицитом. Кроме того, завод испытывал нехватку валюты на закупку оборудования, необходимого для выпуска новой модели ИЖ-2126. Финансы «горели».

В числе новых изделий, подготовленных к освоению, премьеру показали легковой ИЖ-2126. По словам генерального директора госзавода О. Собина, машина получила высокую оценку. В то же время Черномырдин подчеркнул, что, если в стране не будет хлеба, автомобили уже не понадобятся. Неблагоприятная ситуация сложилась с посевами озимых зерновых культур: часть их пришлось сеять заново. Резерв минеральных удобрений к тому моменту был уже исчерпан, их срочно закупили за рубежом. Этот «пожар» —лишь одна из серьезных причин, в силу которых валютные запасы страны по сей день недостаточны для инвестиций в автомобильное производство «Ижмаша». А тут вмешались новые, «отягчающие» обстоятельства.

В ночь с 14 на 15 апреля от взрыва большого трансформатора на заводе двигателей КамАЗа начался громадный пожар. Он охватил корпус размером 1200 на 300 метров, который полностью сгорел. Подробности и снимки, связанные с несчастьем, нам добыть не удалось. КамАЗ, ныне самостоятельный «хозяин», сам решает, допускать ли представителей прессы на терпящий бедствие завод. Но тем не менее известно, что в огне погибло немало импортных станков и оборудования, замена их новыми влечет большие непредвиденные расходы валюты.

В результате пожара выпуск дизелей на КамАЗе остановили. Естественно, прекратились и поставки шасси на Нефтекамский завод автосамосвалов. Уральский автомобильный завод, который почти все свои «уралы» комплектует дизелями из Набережных Челнов, тоже встал. Последствия разрушительного пожара ощутили Ликинский и Львовский автобусные заводы, Брянский автомобильный и даже ЗИЛ, потому что на часть выпускаемых ими машин устанавливаются двигатели КамАЗ. Таким образом, несчастье вышло далеко за пределы Татарии и скорейшее восстановление моторного производства в Набережных Челнах стало общероссийской проблемой. Поэтому В. Черномырдин заверил Президента и правительство республики Татарстан, что Россия сделает все от нее зависящее для скорейшего восстановления КамАЗа. Мы хорошо помним, что в его сооружении участвовала вся страна, и теперь россияне всем миром должны помочь заводу: финансами, материалами, оборудованием, рабочей силой.

Двухсуточный задел двигателей, который был на заводе, быстро иссяк. Но с главных сборочных конвейеров продолжали сходить грузовики, правда, без силовых агрегатов. Машины приходилось хранить на открытых площадках с риском разграбления и потери товарного вида. Однако на несколько тысяч безмоторных КамАЗов все же нашлись покупатели.

На первых порах производство дизелей восстанавливают на собственном заводе по ремонту двигателей в Набережных Челнах и на Ярославском моторном. Сколько-то их вернулось на КамАЗ с двух сотен фирменных СТО, где были кое-какие запасы.

По данным, которыми располагала редакция, полностью выведена из строя примерно четверть технологического оборудования моторного завода КамАЗа. Какие-то станки и оснастка, безусловно, остались работоспособными, другие требуют ремонта.

17-тысячный коллектив предприятия делает все возможное, чтобы как можно быстрее ликвидировать наступивший паралич с выпуском дизелей.

Тут нужны пожарные меры, там —тоже… В начале года много-много дней стоял конвейер АЗЛК —не было двигателей. Уфимский завод автомобильных моторов в тот момент остался без средств на оплату материалов и комплектующих изделий для выпуска «москвичовских» двигателей. УЗАМ —составная часть, причем небольшая (около одной пятой), Уфимского моторостроительного объединения, основная продукция которого —двигатели для самолетов. Но их закупки, в частности для боевых машин, сократились, а рабочих не выкинешь на улицу —надо платить, и довольно хорошо, чтобы сохранить высококвалифицированный персонал. А поэтому уфимцам требовался кредит на 14 миллиардов рублей под низкий процент. Кстати, «Ижмаш» получает двигатели для своих автомобилей тоже с УЗАМа, так что испрашиваемые уфимцами 14 миллиардов должны работать и на ижевцев.

Вернемся к заботам «Ижмаша». В сложившейся экономической обстановке государственной поддержки освоению модели ИЖ-2126 ждать не приходится. Единственный выход для завода —самому искать средства или заручиться поддержкой иностранных инвесторов. Найти зарубежную фирму, холдинг, банк, которые рискнут вложить в «Ижмаш» миллиард долларов. Что же касается средств не в валюте, а в рублях, то решение предоставить кредит для освоения ИЖ-2126, возможно, будет принято, но в меньшем объеме, нежели запрашивали. Ограниченные ресурсы, которыми располагает ныне «Ижмаш», придется использовать весьма рачительно. Ведь объем выпуска автомобилей на этот год намечен 150 тысяч. Но из-за нехватки двигателей (в первом квартале собрано 16 616 машин вместо запланированных 35 000) эта цифра окажется скорее всего недосягаемой для «Ижмаша». Опять нужны какие-то «пожарные меры». Горим!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *