Проверка на дорогах

Проверка на дорогах

Этот материал поначалу задумывался как репортаж об известных опытным автомобилистам коварствах декабря. Обязательными для него должны были стать метель и стужа, обледенелые дороги и человек, мастерски управляющий почти неуправляемым автомобилем. Но первая половина прошедшей зимы оказалась на редкость мягкой и предложила нам другой, не менее актуальный сюжет, где главные действующие лица —дорожники.

Отыскать недостатки в нашей жизни сегодня не проблема. Конечно же, есть они и у тех, кто дороги строит, эксплуатирует и чью работу водитель оценивает каждый раз, садясь за руль. Вернее, должен оценивать. Парадокс заключается в том, что мы с вами настолько сжились с плохими дорогами, с отсутствием разметки, знаков, ограждений, с разбитыми и неремонтируемыми светофорами, что уже и не замечаем всего этого или относимся как к неизбежному. Если же вдуматься, то адаптировались мы к вещам, по сути своей далеко не безобидным. Каждая недоработка дорожных служб, к которым мы относимся столь снисходительно, может стать причиной невозвращения водителя домой.

Рижская трасса или новая Волоколамка (кстати, точное название этой дороги —МКАД —Волоколамск) —одна из немногих пока у нас автомагистралей. Об этом информируют большие дорожные указатели с зеленым фоном. Они сразу бросались в глаза —в диковинку еще нам. Но то, что мы увидели на 49-м километре, никак не вязалось с нашими представлениями об автомагистрали. На развязке этой новой дороги с первым бетонным кольцом мы наткнулись (в прямом смысле слова) на страшное место. Под мостом (тем, что ближе к Москве) образовалась наледь толщиной сантиметров пять и площадью несколько метров. Коварнейшая вещь —лед этот и днем-то почти неразличим, а в сумерки говорить нечего. Водитель на скорости, заехав под мост, может из-под него уже не выехать. Попал на скользкий пятачок —верное ДТП. Причина —нет водоотвода на мосту, вот и капает с него вниз, а там ледяная ловушка.

Главный инженер ДРСУ-4 ПО «Центравтомагистраль» Ю. Жирков к нашему «открытию» отнесся спокойно. Дорожники давно об этом знают и привычно отвечают всем интересующимся, что ничего сделать не могут —строители такие-сякие недоработали. Те в свою очередь ссылаются на проектировщиков: мол, как можно было планировать что-то на болоте, где клюква росла. Типичная российская ситуация —Иван кивает на Петра, а Петр кивает на Ивана, и виноватых нет. Вся ответственность в случае ДТП снова ляжет на водителя.

«Что может быть лучше плохой погоды!» —воскликнет любитель лихой езды и окажется прав. Зимой, особенно в слякоть, разметки на наших дорогах не видно, поэтому можно вполне законно нарушать Правила, например разворачиваться как и где хочешь. Проезжая часть старого Волоколамского шоссе вплоть до пятидесятого километра была в основном очищена от снега и грязи, обработана песком и солью. Грейдеры прошлись и по обочине, смахнув лишний снег в кювет. Однако посередине дороги широкой полосой лежала грязь, полностью закрывающая сплошную разделительную. И никто этому не удивлялся, привыкли. Местами серый налет достигал ширины в несколько метров, машина, заезжая на него, мгновенно забрызгивала ветровые стекла следующих за ней. Каждый знает, сколь неприятно ехать с грязным стеклом. Как мы попутно убедились, далеко не у всех автомобилей исправно работали омыватели, поэтому щетки только размазывали матовую пленку перед глазами водителя, а это явно не способствовало безопасности.

Привыкли мы к грязным дорогам, к грязным машинам, к грязным номерным знакам и не где-то на проселке, а на магистралях и улицах городов. Грязь стала чуть ли не российским символом. Дорожники вносят весомый вклад в формирование такого мнения. Снег с проезжей части зачастую, не мудрствуя лукаво, сметают к тротуару и на него, оттуда вновь на дорогу, очищая на этот раз путь пешеходам. Он не вывозится вовремя, громоздится сначала серыми, а потом черными кучами, тает и в конце концов превращается в темную жижу. На всем протяжении столичной магистрали — Ленинградского проспекта —вдоль бордюрного камня лежала каша черного от грязи снега шириной в полметра, отнюдь не украшавшая российскую столицу. Вроде бы пустяк, подумаешь, грязновато, но проезжая часть-то очищена. А что будет, если ударит морозец и все это замерзнет? Никакой техникой потом ледок начисто не соскоблишь. Подъезжаешь к тротуару, тормозишь, и автомобиль бросает на бордюрный камень, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но это еще «цветочки». Ремонтируют столичные улицы без соблюдения самых элементарных норм безопасности. Предупреждающие знаки отсутствуют вовсе либо установлены с нарушениями и свои функции не выполняют. Около мест ремонта зачастую чуть ли не на проезжей части в изобилии лежат различные железобетонные изделия, которые трудно разглядеть даже днем. Мы не увидели ограждений в очень опасных местах, сломанные их пролеты, похоже, годами не восстанавливаются. Заметили мы и множество других привычных мелочей, недоработок по халатности.

Проверка на дорогах показала —те, кто отвечает за их содержание, а значит и за нашу безопасность, мало думают о нас. В недалеком прошлом подобный материал полагалось бы закончить бичующей нотой.

Сегодня давайте не будем надрывать голос и разберемся спокойно. Может быть, пока по дороге к рынку, который, говорят, все исправит, нам самим позаботиться о своей безопасности. Повнимательнее будем на российской дороге. Любой из ее недостатков, в том числе и дорожные работы (крупные или мелкие, на обочине или на проезжей части, с применением техники или без таковой), должен однозначно восприниматься за рулем как сигнал опасности, как первый «звоночек» к тому, что надо собраться, сконцентрировать внимание, сосредоточиться. Словом, быть готовым к любым неожиданностям.

Добавить комментарий