«Ода» макету, который хочет стать автомобилем

Италия всегда влекла к себе людей искусства. Архитекторы, живописцы и дизайнеры стремились побывать там, проникнуться неповторимым духом классической архитектуры, вдохновиться шедеврами живописи и скульптуры.

У автомобильных дизайнеров отношение к этой стране тоже особое. Ведь если мода в одежде приходит из Парижа, то законодатель моды в их области —Италия. Накануне второй мировой войны там было около ста кузовных фирм, которые разрабатывали стиль, строили опытные образцы, вели промышленное производство кузовов. «Бертоне», «Загато» и «Пининфарина» блистают до сих пор, удивляя профессионалов и обывателей неиссякаемой фантазией, а их опыт служит питательной средой для специалистов автомобильной промышленности многих стран, включая и нашу.

Поздней осенью прошлого года перед посетителями выставки «Мотор шоу-92» в итальянском городе Болонья на фоне шедевров «Итал Дизайн» и «Пининфари-ны» был представлен желтый спортивный автомобиль незнакомого облика. На табличке значилось «Ода». На недоуменные вопросы посетителей и корреспондентов о происхождении машины элегантные стендистки, улыбаясь, лаконично отвечали: «Русский дизайн». Как? Откуда?

Весной 1992 года головной НИИ нашего автомобилестроения НАМИ посетил молодой и энергичный инженер из Болоньи —глава фирмы «Энджинс Инджи-ниринг» Альберто Страццари. Его удивила оснащенность отделов института и, в частности, студии дизайна, сформированной в основном из недавних выпускников Московского художественно-промышленного института имени Строганова. Они уже проявили себя в работе над концепткарами «Дебют-1» и «Дебют-2». Ознакомившись с этими машинами ближе, Страццари сделал предложение о сотрудничестве. Его замысел —компактная спортивная модель с кузовом «родстер». Двигатель и шасси —ВАЗ-2107, поскольку это дешево и сравнительно надежно. Кроме того, в Италии практически не осталось в производстве малых моделей классической компоновки, 13 узле в которых можно было бы сложить новую модель. А тачая компоновка, по мнению Страццари, должна придать машине определенную пикантность.

Соответственно был выбран и основной потребитель —молодые люди со средним достатком, желающие выглядеть более состоятельными. Для нас подобная ориентация непривычна, но для Италии —в порядке вещей. Однако, по мнению «Энджинс Инджиниринг», форма машины не должна «заходить слишком далеко».

Рынок спортивных автомобилей в Италии достаточно плотен и, главное, имеет свои вкусовые традиции. Поэтому для выхода на него с новым предложением нужна немалая смелость. Кроме того, срок на дизайнерское проектирование —три месяца —был рассчитан на специалистов, работающих оперативно. Открывалось болонское «Мотор шоу», а дебют в нем позволял надеяться на успех.

В этот сверхсжатый срок пришлось уложить весь объем дизайнерских предпроектных и проектных исследований, изготовление эскизов, двустороннего макета в 1/5 натуральной величины (его левая и правая стороны представляли собой разные варианты оформления). Сделали в натуральную величину макет из пластилина. Затем его форму «перевели» на стеклопластиковые матрицы, по которым выклеили «корку», имитирующую в мельчайших деталях поверхность кузова. Эту стеклопластиковую оболочку закрепили на каркасе, установленном на настоящих колесах, окрасили синтетической эмалью и оснастили «живыми» светотехническими приборами и другими деталями. Выполненный таким образом макет практически неотличим от настоящего автомобиля, хотя не имеет двигателя и не может ездить. Не было лишь интерьера, на изготовление которого попросту не хватило времени. Его с успехом заменила жесткая заглушка, которая перекрывала проем в кузове вокруг сидений водителя и пассажира. Имитация выглядела вполне прилично, тем более что внешне она воспринималась как оснастка классических родстеров, которые всегда имели пристегивающийся полог, предохраняющий сиденья от дождя на стоянке. Из полога выступали рулевое колесо фирмы «Момо» и подголовники.

Первоначально планировалось машину в Италии лишь покрасить, но «корка» в пути повредилась, пришлось ее шпаклевать. Итальянские партнеры не верили, что все можно поправить за такой короткий срок. Наши, напротив, очутились в родной стихии аврала и успели.

Презентация с участием прессы прошла на одном дыхании. Отпущенные регламентом полтора часа были насыщены до предела: вступительное слово вице-консула России, видеоролик беседы с нашим старейшим автомобильным дизайнером Ю. А. Долматовским, слайды по истории русского и советского автомобиля, подлинные рисунки В. И. Арямова, «живые» масштабные модели концептуального автомобиля конца 40-х годов НАМИ-013 и, конечно же, информация о виновнице торжества —«Оде».

Теперь «Ода» должна обрести интерьер и механическую часть, превратиться из макета в живой автомобиль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *