НОВОЯВЛЕННЫЙ ГЕРОЙ АМЕРИКИ

НОВОЯВЛЕННЫЙ ГЕРОЙ АМЕРИКИКонечно, Луи пугало то обстоятельство, что он не знал английского, поэтому в качестве пункта прибытия в Новом Свете выбрал франкоязычный Монреаль в Квебеке. Однако, как оказалось, в этом городе механику было сложно найти работу, и в апреле 1901-го юноша перебрался в Нью-Йорк. Прибыв туда, прямиком направился к представителю De Dion в Бруклине — и получил работу. Теперь Шевроле ничего не оставалось, как серьезно взяться за изучение английского.

В1904 году он посетил гонку на Кубок Вандер-бильта на Лонг-Айленде и был поражен скоростью и звуком спортивных авто. Его также поразила удаль и безрассудство водителей, мертвой хваткой вцепившихся в свои машины, которые они с головокружительной скоростью вели по трассе. Когда он увидел победу Джорджа Хита на Panhard, разогнавшемся до 84 км/ч, то мгновенно понял свое предназначение. В конце концов. Шевроле был успешным гонщиком, пусть и на велосипеде, и знал, что не только может, но и должен участвовать в соревнованиях.
Луи понял также, что не хочет продолжать работать на De Dion. Автомобили этой марки были маленькими и легкими и не годились для гонок. Ему требовался доступ к большим машинам, и это желание осуществилось, когда его нанял представитель FIAT в Нью-Йорке.
27 мая 1905 года, через шесть месяцев после прихода в новую компанию, Луи принял участие в своих первых гонках на Кубок Томаса на чикагской трассе Harlem. На старт вышли две машины из Чикагского клуба автомобилистов и две машины из аналогичной нью-йоркской организации, собираясь соревноваться на лучший результат из трех заездов. Чикагская команда состояла из Карла Фишера (который впоследствии окажется скорее хозяйственником, чем гонщиком, построит скоростное шоссе в Индиана полисе, застроит Майами-Бич и станет главным сторонником шоссе Линкольна, протянувшегося от океана до океана) и не кого иного, как великого Барни Олдфилда, которого считали самым быстрым сорвиголовой в Америке.
В нью-йоркскую команду входили одаренный гонщик и изобретатель Джон Уолтер Кристи и никому не известный Луи Шевроле. Чтобы выйти на старт, Луи принял участие в отборочных заездах неделей раньше на трассе в Моррис-парке (штат Нью-Джерси). Ему дали вести мощный FIAT, принадлежавший Уильяму Уоллесу. И Лун сразу же внес в конструкцию машины серьезные изменения, чтобы подготовить ее к гонке. Выступление дебютанта было столь эффектным, что он без проблем попал в нью-йоркскую команду.
В первом из трех заездов на чикагской трассе Harlem Луи вынужденно сошел с дистанции из-за технических неполадок. Уолтер Кристи, теперь единолично представлявший Нью-Йорк, победил в первом заезде, опередив Фишера примерно на 3 м в 8-километровой гонке. Во втором заезде Кристи пришел к финишу третьим после Олдфилда и Фишера, что сравняло результаты нью-йоркской и чигакской команд. Решающий третий заезд пришлось отменить из-за сильных ливней.
Организаторы гонок решили провести их заново в июле на трассе Empire City в Нью-Йорке. На этот раз и Шевроле, и его машина сработали безукоризненно. Луи лидировал на протяжении всего первого 8-километрового заезда. Вторую гонку выиграл Барни Олдфилд. В третьей, решающей, на 16 км, Шевроле опередил Олдфилда на 55 м, показав время 9 мин. 30,6 с. Победа Барни Олдфилда во втором заезде оказалась его единственным триумфом над Шевроле из 11 гонок сезона 1905 года. Это мгновенно принеслоЛуи известность и статус знаменитости. Столь быстрое восхождение к славе можно сравнить с успехом неизвестного боксера-любителя без специальной подготовки, с первой попытки отправившего в нокаут чемпиона-тяжеловеса. Красавец-мужчина, француз Луи Шевроле проснулся знаменитым. Он стал местной достопримечательностью и самым счастливым человеком в мире. Кроме прочих успехов 1905 года, 28 июля он женился на Сюзанн Треву, симпатичной француженке, с которой познакомился на гонках. После короткого медового месяца на Ниагарском водопаде Луи вернулся к участию в соревнованиях, проводя почти каждые на мотоциклетных треках, автодромах и подъемах на Востоке и Среднем Западе США и постоянно выигрывая. Люди устремились на трассы, чтобы хоть
одним глазом увидеть новоявленного «американского» героя Луи Шевроле.
После этого никто не удивился, когда заводская команда FIAT выбрала Луи одним из пяти гонщиков для участия в гонке на Кубок Вандер-бильта 2 октября 1905 года. Однако на этот раз удача отвернулась от француза. Из-за густого тумана во время раннего тренировочного заезда на 48-километров ой трассе Луи потерял подшипники, врезался в телеграфный столб и улетел в рощицу. Так как у заводской команды не было запасного авто, Луи предложили вести частный FIAT, принадлежавший майору К. Дж. С. Миллеру. Разумеется, машина не была должным образом подготовлена к гонке, и во время заезда у нее сломалась ось, что не позволило Шевроле продолжить соревнование.
В конце того же года заводская команда Darracq осталась без своего главного пилота Виктора Хемери, который был дисквалифицирован на неопределенный срок незадолго до заезда на установление рекорда скорости в Ормонд-Бич во Флориде в январе 1906-го. Более того, Darracq только что создал машину, способную побить рекорд скорости. Представитель Dai сасд в Америке Сашодй Б. Стивене т Ныа-Йорка послал на завод телеграмму с просьбой проинформировать его о своем решении. Ответ был лаконичным: нанять «лучшего водителя, какого только можно». Лучшим водителем был Луи Шевроле.
Дистанцию в милю Луи прошел на своем Darracq за 30,6 с, побив действующий рекорд в 32,8 с, установленный годом ранее Г. Л. Боуденом на Mercedes. Но усилия оказались напрасны, так как часом ранее Фред Марриотт на Stanley на паровой тяге побил рекорд, пройдя дистанцию за 28,2 с (развив скорость 57 км/ч).
Луи Шевроле провел следующие три года очень активно, появляясь на трассах и сезонных ярмарках от Канады до Флориды. Американская публика принимала на ура отважных мужчин,рисковавших жизнью, чтобы разогнать свои автомобили до максимальных скоростей. Луи выиграл большинство гонок, и его репутация росла с каждым соревнованием. В отличие от многих пилотов. Шевроле считали не безрассудным, а бесстрашным. Турне по городам приносило свои плоды, и эти годы наверняка были одними из самых счастливых в его жизни: он занимался любимым делом, которое к тому же давало ему неплохой доход.

Добавить комментарий